/ / Общественно-политические и в области права
26.03.2014

«Порок в особо крупном размере» <em>(Роман Рудь, «Советская Белоруссия» от 26 марта 2014 г.)</em>

Завтра в Верховном Суде произойдет важное событие: заседание Пленума, на котором будет рассмотрен ход выполнения судами постановления «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами и аналогами, сильнодействующими и ядовитыми веществами», принятого в 2003 году. Речь пойдет, по сути, об угрозе национальной безопасности, которую представляет сегодня растущая наркотизация общества. В связи с грядущим событием мы попросили ответить на вопросы «СБ» заместителя Председателя Верховного Суда Валерия Калинковича.

– Валерий Леонидович, почему возникла необходимость рассмотрения этого вопроса на заседании Пленума Верховного Суда?

– Все основания для такого заслушивания у нас есть: со времени принятия действующего постановления Пленума прошло 10 лет. За это время ряд норм об ответственности за незаконные действия с наркотиками, психотропами и их прекурсорами претерпел изменения, причем некоторые – неоднократно. Существует достаточно обширная практика рассмотрения дел данной категории судами как первой, так и вышестоящих инстанций. Поэтому системное обобщение судебной практики, а затем и обсуждение его результатов – это достаточно эффективный способ, условно говоря, «сверить часы» и принять дополнительные меры к обеспечению правильного и единообразного применения закона в данной сфере.

– Но согласитесь, что как раз эту сферу сейчас особенно лихорадит. Появились новые проблемы и вызовы...

– Мы говорим о категории дел, которая всегда находится и будет находиться под пристальным вниманием Верховного Суда и судов областного звена; о преступлениях, где непосредственным объектом преступного посягательства является здоровье отдельно взятого человека, здоровье нации, а в последнее время все чаще, к сожалению, – и жизнь людей. Бесспорно, наркотизация и наркоторговля уже давно превратились в один из самых серьезных вызовов современности. Являясь одним из наиболее доходных видов криминального бизнеса, наркоторговля нуждается в постоянном поддержании и расширении рынков сбыта и числа потребителей. После распада СССР территория нашей страны неизбежно оказалась в сфере интересов международных наркосиндикатов. Этому прямо способствует географическое положение Беларуси и наличие прозрачной восточной границы. Нашу территорию первоначально использовали в основном в качестве транспортного наркокоридора по оси Средняя Азия – Россия – Европа. Однако наша судьба неоригинальна – часть транспортируемых наркотиков и психотропов неизбежно оседает для внутреннего потребления в странах транзита, что способствует наркотизации населения и осложнению наркологической и криминогенной ситуации. Так что эта тема более чем актуальна для нас, по крайней мере, с 1991 года, и уровень этой актуальности, уровень общественного внимания к ней все более возрастает.

– Особенно в свете последних событий, когда немало молодых людей погибли, вкусив якобы безопасное психотропное средство...

– Мы полностью отдаем себе отчет, что нынешняя ситуация есть прямое следствие той войны, которую ведут наркодилеры за свои прибыли. Ведут цинично, не стесняясь в средствах, рекламируя подрастающему поколению в качестве тонизирующего и веселящего средства не просто вредную для здоровья, а уже смертельно опасную «дурь».

– Какова сейчас доля дел, связанных с наркотиками, в общей картине привлечения граждан к уголовной ответственности?

– Ежегодно за преступления данного рода в стране осуждаются более 2000 человек. И эта цифра, точнее, ее удельный вес в общей судимости, постоянно растет. В 2013 году она составила более 6 процентов, такого не было практически никогда. Понимаете, что происходит? Общая судимость снижается (в 2013 году она составила 38 479 человек), а за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, растет: осуждены 2470 человек. Это говорит о том, что проблема приобретает такую остроту, что ею нужно заниматься со всей серьезностью.

– То есть даже без недавних случаев с «марками» и спайсами есть повод бить тревогу?

– Да, повод есть. Но надо сказать, что история со спайсами для наших судов не нова. Есть соответствующая судебная практика, имеются осужденные за торговлю спайсами. «Марки» – тема совсем новая, естественно, мы обратили на нее внимание. Однако в двух третях случаев, касающихся незаконного сбыта наркотиков, по изученным делам по–прежнему фигурировала банальная марихуана. На долю синтетического наркотика метадона приходится 17,5 процента от всех таких дел. Из психотропных веществ наиболее часто сбывались амфетамин и метамфетамин. А вот дела, где речь бы шла о классических наркотиках, с которыми традиционно связывается эта беда, – героин, кокаин, гашиш – встречаются достаточно редко. До принятия Декрета Президента от 14 января 2014 г. № 1 «О некоторых вопросах государственного регулирования оборота семян мака» стремительно росло количество дел, связанных с торговлей наркотизированными зернами мака. Все эти вещества, хоть и наносили существенный вред здоровью, все-таки имели более отдаленные последствия от употребления. В случае со спайсами и «марками», как мы видим, ситуация совсем другая: смерть буквально стоит за спиной потребителя. Привыкание происходит быстро, иногда от однократного приема этих средств, и тяжелейшие последствия наступают немедленно.

– Как вы считаете, не произошло ли в обществе своего рода самоуспокоение? Мол, как судили за марихуану, так и продолжают судить, ничего нового и более страшного не появляется...

– Мое личное мнение таково, что большая часть общества, к счастью, на собственном опыте не испытала всей глубины проблемы. До тех пор, пока кто-то из близких не попадет в наркотические сети. Но вот правоохранительным органам в данной ситуации неизбежно приходится совершенствовать методики раскрытия таких преступлений. Если мы обратимся к материалам уголовных дел по распространению современных синтетических наркотиков и психотропов, то станет очевидно, что нынешний сбытчик – это не тип с золотым зубом, который ходит и из–под полы предлагает какое-то вещество. Реализация происходит через интернет, путем тщательно законспирированных схем, через закладку в тайники соответствующих доз. Конечно, раскрывать такие преступления сложнее, чем пресекать продажу марихуаны в пакетиках. Это уже другая степень угрозы и степень латентности наркопреступлений. Отнестись к ней следует соответственно серьезно.

– Быть может, несколько отстает и наш законотворческий процесс?

– С этим предположением нельзя согласиться. Например, в главу 29 Уголовного кодекса при активном участии Верховного Суда неоднократно вносились изменения. Верховный Суд также концептуально поддержал и принял активное участие в разработке положений Декрета от 14 января 2014 г. № 1 «О некоторых вопросах государственного регулирования оборота семян мака». Мы направили в суды соответствующие разъяснения по его применению. Что же касается дальнейших шагов по совершенствованию законодательной базы, то, на наш взгляд, здесь необходимо применять комплексный подход. Скажем, вполне логично предоставить нашим правоохранительным органам возможность блокирования интернет-ресурсов, с которых производятся реклама и реализация наркотиков, психотропов и прочих спайсов. Ничего общего с ущемлением права на свободу распространения информации это иметь не будет. Наоборот, незаконный доступ к наркотическим и прочим средствам должен быть максимально несвободным и дорогим.

– А как вы смотрите на введение ответственности за употребление наркотиков?

– Такой институт существовал во времена СССР и некоторое время после распада Союза, вплоть до уголовной ответственности за повторное в течение года немедицинское потребление наркотиков после наложения административного взыскания. Но применялась эта норма не очень часто. Кроме того, высказывались и предложения абсолютно альтернативного свойства: о полном освобождении даже от уголовной ответственности за незаконные действия с наркотиками без цели их сбыта при согласии наркомана добровольно пройти курс соответствующего лечения. Потому что он скорее больной человек, чем преступник. Все эти идеи надо сейчас внимательно изучать, прорабатывать и взвешивать возможный эффект от их реализации.

– Может быть, стоит в очередной раз ужесточить уголовно-правовые санкции, в том числе за предоставление помещения для изготовления или употребления наркотиков?

– В целом систему этих санкций нужно, конечно же, проанализировать и за наиболее опасные формы наркоторговли ужесточить. Не исключаю, что уже в ближайшее время придется усиливать уголовную ответственность, в частности, за сбыт наиболее опасных наркотиков, особенно заведомо несовершеннолетним, за содержание притонов для потребления наркотических и прочих средств. Однако к этим вопросам надо подходить максимально взвешенно. К примеру, мать предоставила сыну возможность в своей квартире изготовить наркотик для собственного потребления. И что, сына в клинику, а мать – в тюрьму?..

– Тогда, возможно, следует изменить подходы к формированию списков и перечней запрещенных веществ?

– Представляется, что это достойная задача, в решении которой Верховный Суд готов принять участие, особенно в контексте проявляемой наркодилерами гиперактивности по разработке новых видов синтетических наркотиков.

– Из нашего разговора я делаю вывод, что проблема наркотизации – весьма сложная и многогранная. С ходу ее не решить.

– Вы совершенно правы. Именно поэтому главной причиной, побудившей нас обратиться к этой теме на уровне Пленума, является необходимость формирования судейского правосознания в соответствии с уровнем сложности современных вызовов, определение позиции судейского сообщества по этой проблеме. Мы решили отойти от обсуждения лишь узкоправовых аспектов проблемы незаконного оборота наркотиков. К участию в Пленуме приглашены наши ведущие наркологи, ведущие судебные эксперты, и мы постараемся провести разностороннее обсуждение проблемы, сегмент уголовной ответственности в которой в действительности является лишь вершиной айсберга.

Роман Рудь, «Советская Белоруссия», № 56 (24439) от 26 марта 2014 г.