/ / Общественно-политические и в области права
27.03.2014

«Откуда деньги. Госслужащие в скором времени, возможно, будут декларировать не только доходы, но и расходы» <em>(Ирина Судас, «Народная газета» от 27 марта 2014 г.)</em>

Какие сферы наиболее коррумпированные? Какова ответственность за дачу взятки? Об этом «НГ» рассказал старший прокурор управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Генеральной прокуратуры Беларуси Денис Шаповалов.

Эффект «три в одном»

– Почему борьбе с коррупцией уделяется столь большое внимание во многих странах, в том числе и в Беларуси? Считается, что именно она является едва ли не основным механизмом для роста протестных настроений. Об этом, например, свидетельствуют последние события в Украине.

– Коррупция прежде всего подрывает устои и авторитет государства. Это касается конституционных, социальных и материальных аспектов. Если же говорить о социальном аспекте, то как раз можно привести пример Украины. Почему народ озлоблен? Потому что в угоду своим личным корыстным интересам коррупционеры буквально пошатнули веру в социальную справедливость, и у граждан сложилась четкая позиция, что прав только тот, у кого больше денег и связей. Наконец, коррупция не просто тормозит, а останавливает экономическое развитие государства. Например, в стране утверждены многочисленные программы, которые направлены на улучшение благосостояния людей, рост экономики. Но когда через «черный» ход принимаются решения, это приносит не только материальный вред. Не достигается и тот ожидаемый экономический эффект, который поднял бы государство на более высокую ступень развития. То есть, если коррупция во всех направлениях раскинула щупальца, то условно нет государства, а есть некий клан наподобие Дона Карлеоне, который вершит суд над всеми.

Чиновникам нельзя иметь счета в иностранных банках

– В прошлом году в Беларуси было раскрыто на 30 процентов больше коррупционных преступлений, чем в предыдущем. Все-таки это говорит о том, что улучшилась работа правоохранительных органов?

– Да, в прошлом году было выявлено 2301 коррупционное преступление, это больше на треть, чем за 2012-й. Надо понимать, что преступлений всегда было много, а за последние пять лет объективных предпосылок к их снижению или росту нет. В прошлом и этом году прокуратурой принят широкий комплекс мер, направленный на еще более активную борьбу с коррупцией. Кроме того, на некоторые отрасли были сделаны главные акценты – на строительство, госуправление. Эффективный результат дала и качественная работа правоохранительных органов.

– В некоторых странах принято решение о том, что чиновники не могут иметь счета в зарубежных банках. Действует ли такое правило у нас? Ведь уголовные дела в отношении некоторых наших руководителей предприятий, исполкомов говорят о том, что эти люди владели большими деньгами.

– У нас принята аналогичная норма в двух законах «О государственной службе» и «О борьбе с коррупцией». Причем второй Закон расширяет список субъектов, в который включены все госслужащие, сотрудники правоохранительных органов, должностные лица организаций, предприятий и учреждений, у которых доля госсобственности составляет более 50 процентов. И одно из ограничений – это счета в иностранных банках. Более того, при вступлении в должность при наличии счетов, акций и прочего он должен передать это в доверительную собственность государству. В этом плане рамки достаточно жесткие.

– Позволяет ли анализ информации из банков, налоговых инспекций, госконтроля, таможни раскрывать коррупционные дела?

– У нас достаточно большое количество собственных баз данных и аналитических возможностей. Если же возникают вопросы, и мы не можем решить их при помощи имеющихся у нас сведений, они оперативно обновляются. Бесспорно, информация от госконтроля, налоговых инспекций и прочих структур помогает нам в раскрытии преступлений. Эти сведения не дают точных ответов, но подсказывают, на что обратить внимание, где есть несоответствия. Причем работаем слаженно, так как все нацелены на решение одной проблемы.

«Вознаграждения» не причитается

– Было время, когда одной из самых коррумпированных была сфера высшего образования – после каждой вступительной кампании следователям прибавлялось работы. Какие сферы теперь наиболее криминогенны? В обществе бурно обсуждается и «конвертная» тема относительно медицинских работников.

– По большому счету, коррупционные преступления выявляются во всех сферах. В прошлом году относительно других отраслей в «лидерах» оказалась промышленность: в 2012 году зарегистрировано 300 преступлений, в минувшем – 392. Рост таких злодеяний наблюдается и в образовании – со 163 до 238, госуправлении – со 159 до 198. Выделяются сферы строительства, торговли, здравоохранения. К слову, широко распространена бытовая коррупция. На первый взгляд мелкая и незначительная, именно она формирует негативное мнение у населения. Много уголовных дел касается выдачи медиками больничных листов, сдачи экзаменов. Причем в сфере образования латентность крайне высока: исключительно редко студенты заявляют о содеянном.

– Прокуратура провела проверку концерна «Беллегпром». Итоги наводят на размышления: за 10 месяцев прошлого года совершено 11 преступлений коррупционной направленности. Руководители порой не только не стремятся искоренить взяточничество, а, наоборот, потворствуют этому. Какие пути решения данной проблемы вы видите?

– Мы понимаем, что в реальном секторе экономики главная задача – получить прибыль. Но если к этой цели идти путем потворства коррупционным преступлениям, то в любом случае эффективность работы предприятия будет минимальна. Некоторые руководители не всегда это понимают, хотя законодательно на руководителей предприятий возложена ответственность по борьбе с коррупцией. Но, как говорится, вода камень точит. Поэтому мы постоянно просим вести профилактическую работу и отслеживать подобные случаи. В концерне «Беллегпром» руководитель одного из предприятий ставил задачу «поднять с колен» предприятие, но его мало волновало, каким образом это делается. Непонятна была и кадровая политика, ведь три заместителя были судимы за коррупционные преступления.

– Буквально на днях завершено расследование уголовного дела в отношении минчанина, обвиняемого в подстрекательстве иностранного инвестора к даче взятки в 330 тысяч долларов. Обвиняемый ранее уже был судим за подобное преступление.

– В прошлом году было совершено 21 повторное хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, выявлено 69 случаев повторного взяточничества. Единичными их назвать нельзя, хотя они и не столь многочисленные, ведь выявляются ранние эпизоды, да и человек автоматически может быть отстранен на период до 15 лет от руководящих должностей с учетом отбывания основного и дополнительного наказаний. Согласитесь, цена слишком велика.

– Как воздействовать на сознание чиновников, бизнесменов, чтобы у них даже не появлялось желания думать об «откатах»? Раньше организовывались экскурсии в СИЗО, колонии, проводились лекции. Дает ли это эффект? Или стоит идти по пути ужесточения наказания?

– Панацею для уменьшения уровня коррупции еще никто не придумал. Карательные меры и профилактика по-своему дают положительный эффект. В первом случае предусмотрено лишение свободы на длительный срок, а при вынесении приговора назначается дополнительное наказание. Как правило, после отбытия основного срока в течение последующих пяти лет чиновнику нельзя занимать руководящие должности. В целом этот период может составлять от 15 до 17 лет. Но все-таки гораздо легче предупредить, чем потом наказывать. Поэтому хороши абсолютно все способы и методы, и желательно в комплексе. Люди могут по-разному воспринимать экскурсии в СИЗО, но обязательно найдутся те, на кого это повлияет. Применяется и практика индивидуальных бесед. Профилактика в первую очередь направлена на воспитание чувства неприятия коррупции как таковой. Человеком могут двигать разные причины, которые вынуждают его совершить преступление, и на это трудно повлиять. Но можно максимально затруднить условия совершения сделки, ведь порой чиновнику не составляет усилий решить вопрос и вдобавок получить деньги. В этом направлении прокуратура разрабатывает законопроект, который будет направлен на прозрачность деятельности чиновников. Возможно, будет предложено декларировать не только доходы, но и расходы госслужащих. Рассматривается такая мера, как лишение государственной пенсии за совершение особо тяжких преступлений. Этот документ сейчас дорабатывается и скоро будет представлен в Совмин. В целом же все профилактические мероприятия по борьбе с коррупцией носят не просто плановый характер, а целенаправленный.

– Говоря о взятках, мы, как правило, критикуем тех, кто их берет. А насколько виноваты и какая ответственность предусматривается для тех, кто их дает?

– Коррупция будет проявляться до тех пор, пока для нее есть пища, в частности, и такое распространенное мнение, что для качественного и быстрого решения проблемы необходимо «вознаграждение». Необходимо менять мировоззрение и правосознание граждан, на что требуется время. За дачу взятки предусмотрена ответственность статьей 431 УК – максимум до десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества. Сложность этого вопроса заключается в том, что взяточничество обладает высокой степенью латентности: все согласны на определенные условия, и никто не хочет ничего рассказывать. Однако законодательством предусмотрено снятие обвинений в случаях, если у гражданина вымогали взятку или он добровольно сообщает об этом. Зачастую люди злоупотребляют этим правом, поэтому отдельно выясняется добровольность заявления. Но в целом отменить это право мы не можем. В некоторой степени он помогает выявить преступление.

– Как мы выглядим в плане противодействия коррупции в сравнении с другими странами?

– Ряд международных организаций высчитывает индекс восприятия коррупции, однако их результаты слишком условны, хотя они и принимаются во внимание. Из 177 стран в прошлом году, согласно одному из исследований, Беларусь заняла 123-е место, Россия была на 127-м, самой некоррумпированной оказалась Дания. Внутри нашей страны тоже проводятся социологические опросы, связанные с темой коррупции, но и они не совсем объективны. К примеру, процент тех, кто считает, что в Беларуси процветает коррупция, велик. При ответе на вопрос, а сталкивались ли они лично с этой проблемой, их процент падает в несколько раз. В результате оказывается, что у 70 процентов респондентов негативное мнение сложилось сугубо из-за информации в СМИ и Интернете. Поэтому мы осторожно сообщаем о своих успехах. К сожалению, по каким-то причинам у населения это вызывает обратную реакцию, хоть профилактический эффект от этого есть.

Ирина Судас, «Народная газета» от 27 марта 2014 г.