/ / Общественно-политические и в области права
17.07.2014

Нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью: вопросы эффективности

Вопрос нотариального сопровождения сделок с недвижимостью обсуждается в кругах правовой общественности уже не первый год. Вернуться к такой практике, существовавшей до конца 1998 года, предлагалось еще пару лет назад, когда принимался очередной пакет поправок к ГК РФ. Но тогда норма о нотариальном сопровождении сделок с недвижимостью «не прошла». Поэтому для того, чтобы зарегистрировать сделку по приобретению или продаже объекта недвижимости, достаточно только простой письменной формы договора, текст которого должен быть проверен органами Росреестра.

Однако в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», нотариусы с 1 февраля 2014 года получили право регистрировать в Росреестре удостоверенные ими сделки с недвижимостью в приоритетном порядке. А примерно в это же время стартовал эксперимент по повышению привлекательности удостоверенных нотариусами сделок с недвижимостью в 13 пилотных регионах, среди которых: Санкт-Петербург, Хакасия, Астраханская, Вологодская, Свердловская, Челябинская области и другие.

При нотариальном удостоверении предполагается, что нотариус должен полностью проверять юридическую чистоту сделки. Это и правоспособность юридических лиц, участвующих в сделке, и дееспособность ее участников, наличие у сторон сделки воли на ее совершение и понимания последствий своих действий, наличия всех необходимых разрешений и, наконец, проверка собственно наличия права на имущество и отсутствия его арестов и обременений. Однако критики данной идеи, учитывая и то, что на рассмотрение Госдумы в конце июня был внесен соответствующий законопроект, продолжают говорить о том, что мошенники найдут иные способы обманывать социально незащищенные слои населения, а нотариус, в свою очередь, не сможет защитить граждан от мошенников. Выдвигается и аргумент о том, что нотариусы не справятся с наплывом сделок и возникнут огромные очереди.

Позвольте не согласиться с такой точкой зрения. Полностью справиться с мошенничеством невозможно в принципе (например, можно, злоупотребляя доверием, убедить человека самому влезть в неприятную ситуацию). Но нотариальное сопровождение и удостоверение сделки обеспечивает значительно более высокий уровень как защиты прав сторон сделки (прежде всего, лиц, не обладающих правовой грамотностью в нужной степени), так и возможностей для ее сторон.

Что же касается очередей, то у многих нотариусов сегодня, откровенно говоря, не хватает работы. А это значит, что времени для проведения полной проверки юридической чистоты сделки будет достаточно, и проблема очередей в нотариальных конторах вряд ли возникнет в принципе. Если говорить более конкретно, пропускная способность нотариальных контор по стране варьируется от 1–1,5 тыс. до 140–200 тыс. нотариальных действий в год, при среднем показателе по Москве – около 20 тыс. Таким образом, при помощи найма дополнительных кадров и расширения существующих нотариальных контор можно решить проблему очередей, если она и возникнет. Ну и наконец, есть много желающих стать нотариусами с уже готовой лицензией.

Если смотреть на проблему в масштабах страны, нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью должно быть обязательным, потому что многие люди готовы рискнуть не только имуществом, но и головой, если вероятность пострадать кажется им несущественной. При переводе вопроса в сферу статистики и последствий для общества в целом нотариальное удостоверение оказывается выгоднее, чем полная свобода практически без гарантий. Но пока Россия к этому не вполне готова, потому что полтора десятилетия устранения нотариусов из оборота приучили людей к повышенному риску в обмен на определенную экономию средств.

Конечно, государство могло бы прямо сейчас ввести обязательную нотариальную форму (ОНФ) для сделок с недвижимостью, но это может вызвать недовольство населения и бизнеса. Для снижения остроты проблемы необходимо рассмотреть вопрос о размере тарифа за удостоверение сделок (например, сделать социальный тариф для отчуждения жилья небольшой стоимости, а также снизить существующий процент за удостоверение договоров). Но, конечно, тариф нотариуса не может быть маленьким и обходиться гражданам в те же деньги, что проект договора в простой письменной форме – хотя бы потому, что и объем услуг нотариуса, и особенно пределы его ответственности за сделку несравнимо больше.

В целом же сегодня проблема тарифа состоит в том, что нижняя его граница смехотворна (договор продажи квартиры при откровенно заниженной цене сделки предлагается удостоверить за 300 руб. (пп. 1 п. 1 ст. 22.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I; далее – Закон о нотариате), и подавляющее большинство сделок идет с занижением действительной стоимости. Если бы этого не было, можно было бы и существенно снижать процент от сделки, и подумать об установлении разумного верхнего предела стоимости.
Ведь, как я отмечал выше, нотариусы несут имущественную ответственность за невыполнение полной проверки юридической чистоты сделки при наличии доказанной вины нотариуса либо его сотрудника (ст. 17 Закона о нотариате). Мне известно о случаях, когда нотариусы урегулируют проблемы во внесудебном порядке, выплачивая пострадавшим компенсацию.

Проблема здесь в том, что даже в случае, если кто-то пострадал, не всегда есть вина нотариуса. Например, мошенник умело подделал документы, скрыл факт недееспособности или смерти доверителя, необходимость согласия органов управления, претензии третьих лиц или обременения имущества и так далее. Сделка потом признана недействительной, но вся вина лежит здесь исключительно на стороне сделки. В значительной мере здесь может помочь обязательное страхование деятельности нотариуса, которое уже действует. Оно в принципе может покрывать и риски, связанные с мошенническими действиями стороны договора, но нужно внести небольшие изменения в законодательство (ст. 18 Закона о нотариате).

А для того, чтобы обеспечить полноту проверки юридической чистоты сделки, необходимо обеспечить создание по-настоящему Единого реестра прав на недвижимое имущество. То, что имеется сегодня, – это разрозненный реестр, в котором сведения объединяются и сводятся даже по одному региону порой до трех-четырех дней.

Как только будет обеспечено единство реестра прав, необходимо предоставить нотариусам доступ в него в режиме реального времени и обязательно предоставить право вносить в реестр отметку о совершении сделки либо права регистратора по сделке. В этом случае будут исключены продажи по поддельным документам о регистрации права, мошеннические двойные и тройные продажи одного имущества, сокрытие обременений имущества и т.д.

К тому же должны шире развиваться и использоваться иные единые базы данных, например, единая база данных о смерти из органов ЗАГС, о признании лица недееспособным или ограниченно дееспособным (с обязанием судебных органов вносить в нее сведения), возможности быстрой проверки нотариально удостоверенных доверенностей и иных документов, оформленных нотариусами.

Но нужно понимать, что чем больше объемы проверок, тем больше и затрачиваемый труд, и время на проведение такой работы, а значит, в итоге, и себестоимость самого нотариального действия.

По сообщению информационно-правового портала «ГАРАНТ»