/ / Общественно-политические и в области права
18.09.2013

Право на Download: «антипиратский» закон скорее жив

Сторонники и противники знаменитого «антипиратского» закона встретились на площадке РИА Новости, чтобы проанализировать первую практику его применения и попробовать понять, в каком направлении двигаться дальше.

Сергей Феклюнин, РАПСИ

Одни, условно говоря, представители интернет-общественности – пришли на встречу с идеей отмены закона, получившей 100 тысяч подписей пользователей рунета. Другие – близкие к госорганам – даже не с идеей, а с целым законопроектом о расширении сферы его действия (депутат Шлегель как будто специально приурочил внесение документа в Госдуму к открытию конференции «Право на Download»).

В такой ситуации заранее было понятно, что стороны не придут ни к какой консолидации. Зато впервые на публике состоялся столь массированный обмен мнениями по такому острому, как оказалось, вопросу.

Скоростное законотворчество

«Антипиратский» закон был принят Госдумой 21 июня. Он закрепляет правовые основания и определяет порядок ограничения доступа к информационным ресурсам, через которые распространяются кино- и телефильмы с нарушением исключительных прав.

Посвященная защите интеллектуальной собственности в Интернете научно-практическая конференция «Право на Download», организованная Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК), Российским агентством правовой и судебной информации (РАПСИ) совместно с Роскомнадзором, прошла 17 сентября в Москве.

Строго говоря, проводить подобные мероприятия надо было бы до принятия закона. На это обстоятельство, открывая конференцию, намекнул гендиректор РАПСИ Виталий Ушканов. По его словам, надо было тщательней проконсультироваться с юристами, профессионально занимающимися проблемами интеллектуальной собственности, чтобы закон получился не просто красным флажком, символизирующим борьбу с интернет-пиратством, но и реально работал.

Тезис о недопустимой скорости принятия такого неоднозначного документа в течение всей конференции звучал неоднократно. Представитель РАЭК Сергей Плуготаренко напомнил, что «Интернет гудел из-за того, что принимают слишком быстро». А преподаватель Дипломатической академии Мадина Касенова и вовсе назвала ситуацию со скоропостижным принятием этого и ряда других последних законов «законодательным кошмаром».

Надежда на самоорганизацию

А вот по вопросу о том, работает ли закон или только обозначает благие намерения властей, точки зрения сильно разошлись. По мнению заместителя главного редактора «Газеты.ру» Алексея Михайлова, за 47 дней 39 удовлетворенных заявлений о блокировке сайтов в качестве предварительных обеспечительных мер – это капля в море, показывающая, что «антипиратский» закон не работает. «Все знают, сколько в Интернете нелегально размещенных фильмов. Такими темпами сколько лет понадобится, чтобы запретить их использование? Это все равно, что вычерпывать море чайной ложкой в дождь», – завершил метафорой свое выступление журналист.

Замруководителя Роскомнадзора, ответственного за технический аспект блокировки сайтов, Максим Ксензов высказался строго в противоположном ключе: «Закон работает, но проявляется это не в количестве судебных исков, а в глубинных процессах, происходящих в среде интернет-бизнеса».

«Мы считаем, что блокировка (сайтов) неэффективна, поскольку она может нанести вред добропорядочным ресурсам», – заявил Ксензов.

Альтернативой принудительной блокировке должно стать разрешение спорных вопросов в досудебном порядке через механизм СРО – саморегулируемой организации с участием правообладателей и крупных интернет-площадок. При этом СРО может вырасти из меморандума, который сейчас активно подписывается заинтересованными сторонами.

«Нет кучи заявлений в суд, но есть очень много договоренностей с участниками рынка – с «ВКонтакте», «Мэйл.ру», поэтому эффективность 187-го закона налицо», – сказал Ксензов.

Он добавил, что «белые» сайты уже сами договариваются с правообладателями и начинают сами мониторить контент в сети. Они не заинтересованы, чтобы параллельно с ними существовали «черные», «пиратские» ресурсы.

Интернет работает

По мнению члена Совета Федерации Руслана Гаттарова, законодатель поступил мудро, выделив для начала из всего массива интеллектуальной собственности только видеоконтент и определив для принятия заявлений о блокировке сайтов только один суд – Мосгорсуд, как говорится, система «одного окна». Таким образом, он исключил ситуацию, когда судья маленького отдаленного райсуда может заблокировать большой общефедеральный ресурс.

Гаттаров также подчеркнул, что оказались посрамлены скептики, утверждавшие, что сразу после принятия закона Рунет перестанет функционировать. «Интернет работает», – произнес сенатор со сцены.

– В Китае тоже работает, – ответили ему из зала.

– Вы хотите китайский вариант? – уточнил выступающий.

– Это вы хотите, – предположил его собеседник.

Позже на одной из сессий за китайский интернет вступился Максим Ксензов, назвавший его одним из драйверов китайской экономики.

Расширить и углубить

Депутат Госдумы Роберт Шлегель, выступая на открытии конференции, сообщил, что как раз во вторник внес в Госдуму законопроект, распространяющий меры по защите интеллектуальных прав не только на фильмы, но и на музыкальные и литературные произведения, программное обеспечение и другие виды авторских прав.

«Рабочая группа неоднократно собиралась, много было сказано слов и сломано копий, в итоге чуть больше недели назад было принято решение взять несколько версий поправок со стороны отрасли, правообладателей, Минкульта и объединить их в единый законопроект. Эта работа была поручена мне, я ее закончил в прошлый вторник, и сегодня этот законопроект внесен в Государственную думу», – рассказал Шлегель.

Он уточнил, что проект не содержит премодерации и делает акцент на саморегулировании, причем предложен конкретный механизм саморегулирования. Ранее депутат пояснял, что в законопроекте предлагается, в частности, обязанность рассматривать споры по защите прав на фильмы сохранить за Московским городским судом, а по всем иным объектам – передать Суду по интеллектуальным правам.

Заместитель председателя этого суда, работающего в арбитражной системе, Владимир Корнеев попытался ввести дискуссию в академическое русло, отметив, что в борьбе с нелегальным интернет-контентом следует придерживаться двух основных принципов. Согласно первому из них интернет-провайдер, или, как сейчас принято говорить в более широком ключе, инфопосредник, не должен нести ответственности за «пиратский» контент, если он выполнял только технические функции, не знал и не мог знать о нарушении прав правообладателей.

Второй принцип – упор следует делать не на судебное рассмотрение, а на стадию досудебных отношений правообладателей и интернет-посредников, используя механизмы уведомлений и контруведомлений. «Мировой опыт показывает, что в таком случае цель исключения нелегального контента может быть достигнута», – отметил Корнеев.

Цукерберг – всем ребятам пример

В заочную дискуссию с представителем судебной системы на одной из сессий вступил Сергей Семенов, юрисконсульт Гильдии продюсеров России. По его мнению, нормы о том, что правообладатель может обращаться в суд только если он представит доказательства, что пытался урегулировать спор в досудебном порядке, нарушают конституционное право граждан на судебную защиту.

При этом Семенов поддержал действующий механизм блокировки сайтов. А еще больше докладчику нравится пример Facebook, «где технология не позволяет закачивать аудиовизуальные файлы».

Последнее замечание вызвало еще одну бурную дискуссию с участием зала. Руководитель отдела стратегических разработок РАЭК Ирина Левова заявила, что технологий, которые могли бы обеспечить 100%-ную невозможность загрузки видеоконтента, не существует. «Это ложь», – сообщили из зала. После короткой перепалки с активным слушателем Левова согласилась-таки на 95%-ную гарантию надежности.

Бизнес боится троллей

На конференции своей сдержанностью выделялись представители крупных интернет-компаний. Им-то ясно, каким бы ни был закон, работать придется по правилам, установленным законодателем.

Андрей Воробьев из Ru-Center работу по шлифовке «антипиратского» законопроекта свел к формуле: «Как сделать, чтобы плохой закон нормально работал». По его оценке, это в целом получилось. Заодно он опроверг слухи о массовом оттоке пользователей из Рунета в иностранные доменные зоны в связи с принятием последних законов – «антипиратского» и о «черных списках». Как сообщил Воробьев, некоторый отток есть, но он вызван появлением иностранных хостеров на российском рынке.

Представитель «Яндекса» Екатерина Фадеева выделила вторую сторону «антипиратского» закона, которую почти никто не обсуждает в отличие от блокировки сайтов. По ее словам, была внесена поправка в Гражданский кодекс – статью 1253.1, нечеткость формулировок которой «дает простор для творчества судебных троллей».

Под занавес круглого стола, посвященного первой практике применения «антипиратского» закона, опоздавший к обсуждению председатель правления ассоциации продюсеров кино и телевидения Александр Акопов произнес слова, с которых, пожалуй, можно было бы начать всю конференцию. Он предложил присутствующим ответить на вопрос, существует ли интеллектуальная собственность как таковая. «С теми, кто не признает, что она существует, разговаривать не о чем», – заявил Акопов.

Таких, скорее всего, на мероприятии все-таки не было. Но, к сожалению, противникам «антипиратского» закона, на взгляд со стороны, не удалось донести свою позицию так же подробно и доступно, как его сторонникам. Главным их аргументом были 100 тысяч голосов за отмену закона, собранные в Рунете. «Только две инициативы собирали такое количество голосов – за ограничение стоимости автомобилей чиновников и эта», – подчеркнул кто-то из выступающих. Более четкое правовое обоснование позиции, возможно, еще впереди. 

По сообщению РАПСИ