/ / Общественно-политические и в области права
23.10.2013

«Антимонополия…» <em>(Александр Бенько, «Рэспубліка» от 23 октября 2013 г.)</em>

За компаниями, занимающими доминирующее положение на рынке, будет присматривать отдельная независимая структура.

Один из пунктов обнародованного недавно плана совместных действий Правительства и Национального банка по структурному реформированию и повышению конкурентоспособности экономики особо порадовал белорусский бизнес. Предприниматели давно настаивают на создании в стране независимого антимонопольного органа наподобие тех, что уже работают в соседних странах – России и Украине. У нас число естественных монополий сравнительно невелико, но эпизоды, когда местные власти в регионах принимают решения в поддержку своих же производителей или руководители госпредприятий бегут в профильные министерства с просьбой защитить их протекционистскими мерами от конкурентов, далеко не редкость. Вместе с тем монополии делают бизнес в Беларуси малоэффективным.

Появление в стране антимонопольной структуры анонсировано на 2014 год, а в качестве образца для ее создания, как считают представители белорусского бизнеса, скорее всего, будет взята схема создания Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Российской Федерации. Эта организация осуществляет контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, в том числе в сфере электроэнергетики, использования земли, недр, водных и других природных ресурсов, надзор и контроль за соблюдением законодательства о естественных монополиях и за соблюдением законодательства о рекламе. В зоне ее интересов также контроль в сфере размещения заказов на поставки товаров, оказание услуг для госнужд и даже контроль за вложением иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

«У россиян антимонопольный орган действительно эффективно работает, – рассказывает председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Владимир Карягин. – В нем числится большое количество профессионалов, а не 5–6 человек, как у нас в Департаменте ценовой политики Минэкономики. Специалисты ФАС неустанно исследуют товарные рынки, изучают региональные аспекты, пресекают проявление монополизма на местах.

То есть получается, что самое главное отличие от нашего госоргана в том, что ФАС способна обеспечить соответствующие контрольные действия. В Беларуси же компании, занимающие доминирующее положение на рынке, определяются, но вот возможностей установить жесткий контроль за ними у государства пока нет».

Сегодня в Беларуси действительно отсутствует современный антимонопольный комитет, хотя еще 12 лет назад в стране существовало целое профильное министерство. Ныне в структуре Минэкономики есть Департамент ценовой политики, который занимается и антимонопольными вопросами. Специалисты осуществляют ведение Государственного реестра хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках республики. Периодически из него то исключаются одни предприятия, то включаются другие. Всего по состоянию на начало нынешнего года в Госреестр субъектов естественных монополий входило 194 хозяйствующих субъекта, из которых 27 работали на республиканском уровне, а 167 – на местном. Вместе с тем белорусский бизнес не раз говорил о необходимости расширения в Беларуси антимонопольной практики, которая, собственно, и должна определять пространство для честной и добросовестной конкуренции между субъектами хозяйствования. Кстати, нынешнее появление в плане реформ пункта о создании специального антимонопольного органа вряд ли можно назвать сюрпризом. На необходимость его создания указывал один из пунктов Директивы № 4 Президента «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь».

«Все эксперты, которые наблюдают за развитием конкуренции и антимонопольным законодательством, могут констатировать наличие в стране мощного государственного протекционизма, когда госорганы, профильные министерства и концерны фактически лоббируют интересы государственных предприятий. И все бы ничего, но иногда лоббируют, скажем так, в ущерб другим субъектам хозяйствования, – говорит председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Александр Швец. – До недавнего времени в такой практике ничего страшного не было, со всеми вопросами разбирались, и все было нормально. Но с вхождением Беларуси в ЕЭП и созданием трехстороннего экономического объединения конкуренция на едином рынке обострилась. В итоге то, чем мы обходились в рамках страны, оказывается неприемлемым. Нынешний опыт работы на рынке России и первые столкновения нашего бизнеса с ФАС показывают, что нам жизненно важно развивать свое антимонопольное законодательство и образовывать наших субъектов хозяйствования на его соблюдение».

Поддерживает слова коллеги и Владимир Карягин: «У нас сложилась многоукладная экономика, где частная собственность пока не является доминирующей. И госпредприятия у нас рассматриваются как более высокая и благородная форма собственности». Исходя из этого, специалист обращает внимание на «грабли», на которые, формируя свое антимонопольное законодательство, не раз наступили соседи. Речь идет об обязательном отделении антимонопольного института от давления «сверху». Подчинять его Правительству или тем или иным заинтересованным министерствам и ведомствам было бы неправильно. Разумнее всего поступить так, как в свое время поступили с Национальным статистическим комитетом: сделать подотчетным исключительно Главе государства.

На создании в Беларуси жесткого антимонопольного законодательства начинают настаивать и соседи. «Мы сейчас обязательно должны конкурировать, мы открыли границы, идет торговля, значительно увеличивается товарооборот, а это означает необходимость установления единых норм конкурентного законодательства», – говорит Министр по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии Нурлан Алдабергенов. По его словам, в условиях единого рынка должны действовать и единые нормы конкуренции, нельзя, чтобы в одной стране были свои законы, а в другой – другие.

Общий модельный закон о конкуренции, который в настоящий момент обсуждается в ЕЭК, станет наднациональным законодательным актом, но будет носить скорее рекомендательный характер, а подписывать его необходимо президентам трех государств. Но уже оговорено, что основной момент общего законодательства – нормы, которые носят жесткий характер, они должны быть установлены в трех странах. В качестве примера в ЕЭК опять же называют Россию, где антимонопольное законодательство очень жесткое. Там предусмотрено даже понятие дисквалификации за его нарушение. «Это будет очень трудно принять нашим компаниям, ведь они до сих пор не пуганы правоприменительной практикой. Но огромные штрафы, которые могут получать наши субъекты хозяйствования на общем рынке, должны подвигнуть их к переменам, – говорит Александр Швец. – Это важный фактор – единый рынок такого экономического образования, как Евразийский экономический союз, на котором надо жить и работать по правилам, установленным для всех».

Александр Бенько, «Рэспубліка», № 199 (5860) от 23 октября 2013 г.