/ / Общественно-политические и в области права
27.02.2013

Выйти из кризисного пике <em>(Леонид Юнчик, «РЭСПУБЛIКА», № 38 (5699), 27 февраля 2013)</em>

Заместитель Председателя ВХС Беларуси Алексей ЕГОРОВЗаместитель Председателя ВХС Беларуси Алексей ЕГОРОВ — о современных подходах к решению проблем экономической несостоятельности (банкротства)

Прошел месяц, как начал действовать новый Закон «Об экономической несостоятельности (банкротстве)». В свое время наша газета неоднократно рассказывала о предпосылках его разработки, отражала на своих страницах мнения и суждения на сей счет представителей хозяйственных судов, предприятий, временных (антикризисных) управляющих. Более двух лет назад вопросы экономической несостоятельности регулировались десятком отдельных законодательных актов. И это вызывало определенные сложности у тех, кто был причастен к таким процессам. Поэтому задача разработчиков законопроекта (ими выступили Высший Хозяйственный Суд и Министерство экономики Беларуси) состояла в гармонизации существующих законодательных норм для обеспечения всеобъемлющего регулирования общественных отношений в сфере экономической несостоятельности (банкротства). Не в полной мере, но в основном ее удалось выполнить. Пройдя парламентские «жернова» и «печи», новый закон был «испечен» и 25 января с.г. вступил в силу. Это и стало поводом для того, чтобы корреспондент «Р» взял интервью у заместителя Председателя Высшего Хозяйственного Суда Беларуси Алексея ЕГОРОВА (на снимке).

— Напомните, Алексей Петрович, о новациях закона о банкротстве, который уже действует в течение месяца.

— В новом законе появился целый ряд, без преувеличения, выстраданных новелл. Он содержит множество новшеств, направленных, в частности, на обеспечение доступности информации по делам об экономической несостоятельности (банкротстве), совершенствование судебных процедур такого рода, усиление судебного контроля за деятельностью антикризисных управляющих по делам о банкротстве.

— Остановитесь подробнее на важнейших нововведениях. В частности, на создании Единого реестра сведений об экономической несостоятельности (банкротстве). Думается, он прежде всего заинтересует наших читателей.

— Закон предусматривает создание такого Единого реестра сведений для обеспечения открытости и общедоступности сведений о состоянии дел о банкротстве. Порядок формирования и ведения Единого реестра сведений устанавливается Советом Министров Республики Беларусь.

Постановление Совета Министров уже находится в стадии разработки. В нем будет определен порядок и источник получения информации из реестра. Предполагается, что реестр начнет функционировать с января следующего года. Информация, содержащаяся в Едином реестре сведений, будет открытой, за исключением тех сведений, доступ к которым ограничивается в соответствии с законодательством. Орган государственного управления по делам об экономической несостоятельности (банкротстве) будет обеспечивать доступность данных сведений, размещая их в сети Интернет.

Создание реестра — очень важный шаг. Эта новелла направлена на открытость и прозрачность информации, ее востребованность. Такой шаг очень важно сделать, иначе будет только декларация.

— Еще один важный шаг — закрепление нормы, позволяющей хозяйственному суду продлевать срок санации (оздоровления) предприятий и организаций до пяти лет…

— Не секрет, что максимального срока в 2,5 года, который был установлен в соответствии с ранее действовавшим Законом «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18.07.2000, как правило, оказывалось недостаточно для успешного проведения санации, обеспечения стабильной и устойчивой работы проблемных предприятий, восстановления их платежеспособности. Этот срок не выдерживался и нарушался. Поэтому разработчики законопроекта и внесли предложение о его удвоении. Оно было поддержано парламентариями.

В новом законе закреплены нормы, позволяющие суду продлевать срок санации до пяти лет по согласованному с Советом Министров ходатайству государственного органа. При этом согласно закону к данному ходатайству должно быть приложено обоснование, в том числе экономическое, необходимости продления срока санации, а также заключение комиссии по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства) по плану санации. Таким образом, новый закон о банкротстве стимулирует проведение санации предприятий, продлевая срок выхода из кризисной ситуации.

— На семинарах, конференциях, которые проводились органами экономического правосудия в последние годы, часто поднимались и оживленно обсуждались вопросы, связанные с представлением кандидатур для назначения антикризисного управляющего…

— В результате этот порядок законодательно был изменен. Действующий ныне закон устанавливает, что по общему правилу (исключение составляют должники — государственные предприятия, предприятия с долей государственной собственности, градообразующие и т.п. организации) управляющий назначается хозяйственным судом из числа кандидатур, отвечающих требованиям, предъявляемым законом к управляющему, предложенных лицами, участвующими в деле. Лицо, подавшее заявление об экономической несостоятельности (банкротстве) должника, обязано представить также в хозяйственный суд не менее трех кандидатур управляющего. В случае если кандидатуры управляющего не представлены хозяйственному суду лицом, подавшим заявление до истечения срока для решения вопроса о принятии заявления об экономической несостоятельности (банкротстве) должника, хозяйственный суд возвращает это заявление.

Законодатель счел, что такой подход позволит в максимальной степени защитить интересы всех лиц, участвующих в деле, при назначении управляющего, исключить проявления коррупции со стороны представителей государственных органов. Ведь ранее, как правило, кандидатура управляющего назначалась хозяйственными судами из числа лиц, представленных органом государственного управления по делам об экономической несостоятельности (банкротстве). Таким образом, упорядочивается рынок антикризисного управления.

Появился выбор у суда: будет много кандидатур. Претендентов ведь может быть не три, а больше, которые начнут состязаться между собой. Тем самым создается и момент конкуренции между управляющими. Это подтолкнет их к тому, чтобы они добросовестно и в соответствии с законодательством выполняли свои обязанности. Не секрет, что до этого на практике было немало негативных случаев, когда управляющих приходилось освобождать от должностей, дисквалифицировать. Порой и уголовные дела в отношении их возбуждались.

— Все ли проблемы сняты после того, как начал действовать новый закон о банкротстве, в отношении тех же управляющих?

— Видимо, не все, коль из судов в ВХС поступает немало запросов, которые касаются применения законодательного новшества о наличии не менее трех кандидатов для выбора управляющего. У нас было около полугода от момента принятия закона до вступления его в силу. За это время мы выработали подходы. Но, как показало недавно состоявшееся заседание круглого стола, в котором участвовали судьи, специализирующиеся на рассмотрении дел о банкротстве, дают о себе знать при применении нового закона некоторые неясности, неточности, шереховатости. На том заседании было поднято около 40 проблемных вопросов. Реагируя на них, мы направили в суды свои рекомендации и разъяснения.

Кстати, по проблеме выбора антикризисных управляющих из нескольких представленных кандидатов высказываются рекомендации и в постановлении президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.12.2012 № 35 «Об отдельных вопросах организации работы хозяйственных судов по рассмотрению дел об экономической несостоятельности (банкротстве) и контроля за деятельностью управляющих». В нем хозяйственным судам рекомендовано при наличии нескольких кандидатур, соответствующих требованиям, предусмотренным законом, принимать во внимание в том числе количество дел об экономической несостоятельности (банкротстве), находящихся в производстве у управляющего, и сроки их ведения, категорию аттестата управляющего, его опыт работы, место нахождения (место жительства), наличие (отсутствие) фактов привлечения управляющего к административной ответственности, мнение лиц, участвующих в деле. То есть, по сути, увеличена степень участия суда в выборе антикризисного управляющего и контроля за их деятельностью.

— Законом установлены также дополнительные требования по организации работы управляющих и судебному контролю за их деятельностью. Для чего это понадобилось?

— Изучая работу управляющих, мы обратили внимание на то, что их отчеты о проделанной работе зачастую превращаются в простую формальность. Тем самым плодились никому не нужные бумаги.

Новым законом регламентированы требования к содержанию ежемесячных отчетов управляющих в процедурах санации и ликвидационного производства. При представлении отчетов управляющий прилагает к ним документы, подтверждающие движение по основному счету должника в период процедуры санации (ликвидационного производства), реализацию имущества должника, взыскание дебиторской задолженности, перечень внеочередных платежей и иные документы по требованию хозяйственного суда. Данные нормы продиктованы необходимостью повышения судебного контроля за деятельностью управляющих, что и отмечено в постановлении президиума Высшего Хозяйственного Суда от 19.12.2012 № 35.

— А насколько расширены возможности судебной защиты по делам о банкротстве?

— В соответствии с ранее действовавшим законодательством обжалованию подлежало только определение об открытии конкурсного производства. Новым законом предусмотрена возможность обжалования и определения о возбуждении производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве). Помимо этого, наряду с правами, установленными Хозяйственным процессуальным кодексом, лицам, участвующим в деле об экономической несостоятельности (банкротстве), предоставлено право подать жалобу на действия (бездействие) управляющего в собрание (комитет) кредиторов или в хозяйственный суд в порядке, предусмотренном законом.

— Как известно, после долгого обсуждения в соседней России появился на свет закон, который регулирует вопросы банкротства физических лиц. Действует такой закон и на территории другой нашей соседки — Украины. Когда институт банкротства физических лиц может появиться в нашей стране?

— Действительно, закон, о котором мы ведем речь, не регулирует вопросы банкротства физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вместе с тем дополнен положением об особенностях банкротства индивидуальных предпринимателей. В частности, устанавливается, что в случае трудоустройства должника — индивидуального предпринимателя после открытия в отношении его хозяйственным судом конкурсного производства заработная плата, выплачиваемая ему по месту работы, не включается в состав имущества должника — индивидуального предпринимателя. Новация дает возможность добросовестному гражданину - предпринимателю, начавшему трудовую деятельность, освободиться от долгов, возникших в период предпринимательской деятельности с условием сохранения личных обязательств.

А теперь относительно необходимости введения института банкротства физических лиц. По информации из компетентных органов, в Беларуси ситуация, когда человек, например, набрал кредитов и не может их выплатить, не является массовым явлением. После тщательного изучения данной проблематики вместе с другими заинтересованными сторонами, в числе которых были и Министерство экономики, и Совет Министров, мы пришли к выводу, что нет необходимости принимать такой закон уже завтра. Насчет послезавтра еще не готов сказать. Ситуацию надо мониторить.

— СМИ постоянно публикуют материалы, в которых рассказывают о том, как страдают дольщики после того, как то и дело заявляют о своем банкротстве организации-застройщики. Давно назрел вопрос о законодательном разрешении проблем такого рода. Но почему-то нормы, регулирующие вопросы банкротства организаций-застройщиков, к сожалению, не нашли отражения в новом законе. Это и порождает недоумение.

— Высший Хозяйственный Суд поддерживает идею о необходимости совершенствования правового регулирования в строительной сфере путем в том числе изменения очередности удовлетворения требований граждан-застройщиков. Дело о банкротстве брестских застройщиков высветило особенно много проблем такого рода и, кстати, до сих пор до конца не разрешено.

Данные вопросы должны решаться параллельно с созданием механизма гарантированных выплат задолженности банкрота по заработной плате, а также с учетом интересов кредиторов, имеющих обеспеченные залогом требования, например, банков.

— Может, и таким старым, но проверенным средством, как долговые тюрьмы, стоило бы воспользоваться?

— Лично я отрицательно отношусь к долговым тюрьмам. Если бы мы жили в XIX веке, наверное, положительно относился бы. Потому что в то время было мало эффективных методов или вообще их не было. Но мы не можем в XXI веке оперировать только понятиями эффективности.

— Надо полагать, ВХС будет и дальше контролировать вопросы, связанные с применением нового Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)»?

— Высший Хозяйственный Суд осуществляет постоянный мониторинг проблем судебной практики применения нового закона. В настоящее время в хозяйственные суды направлены разъяснения по отдельным вопросам, связанным со вступлением в силу и применением норм закона. Итоги мониторинга будут учтены в постановлении Пленума ВХС по вопросам применения законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве), принятие которого планируется в конце этого года. Мы пришли к коллективному пониманию того, что любое постановление Пленума ВХС надо принимать только на основе судебной практики.

Леонид Юнчик, «РЭСПУБЛIКА», № 38 (5699), 27 февраля 2013
Фото: Валерий Харченко