/ / Общественно-политические и в области права
23.02.2013

До первого выстрела <em>(Дмитрий Умпирович, «Советская Белоруссия», № 35 (24172) от 22 февраля 2013)</em>

В США право на ношение и хранение оружия закреплено второй поправкой к Конституции. Им пользуются и жук и жаба. И умный и дурак. Поэтому с удручающим постоянством приходят новости о массовом расстреле случайных прохожих. В Беларуси законы строже. Однако раз в год резонансный выстрел раздается и у нас. Потрясло недавнее убийство милиционера в Минске. Тогда при обыске у преступника дома нашли целый арсенал...

Пресс–служба Министерства внутренних дел периодически обнародует любопытные цифры. Сколько незарегистрированных ружей изъяли у наших соотечественников во время одной из многих плановых и внеплановых профилактических операций, сколько пистолетов. В прошлом году общая цифра, скажем, равнялась 1.226. Из них более половины — оружие гладкоствольное охотничье. Об итогах своей работы недавно отчитались и представители Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте. Около 2.500 единиц изъяли они за десять лет. У природоохранных структур, понятное дело, свой интерес — как пресечь браконьерство.

Трудно представить, но изымают госинспектора не только охотничьи ружья. В Славгородском районе пенсионер отправился в лес с винтовкой времен Великой Отечественной войны. Рассказывает, нашел ее несколько лет назад в доме своего деда. Спрятал в лесу. А сейчас решил сдать свой боевой арсенал в милицию. Только вот по пути успел несколько раз выстрелить... Ему не поверили. Так все говорят. «Нашел в лесу, оружие было собрано и заряжено, подобрал его, однако до отделения не донес» — эти объяснения никого не обманули...

А вот картинка из Гродненской области. Дятловский район. Охотник с 27–летним стажем подстрелил из одностволки с прицелом ночного видения кабана. Незаконно. Оружие у браконьера было нелегальным. Зато дома, по словам пресс–секретаря Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Ольги Громович, стояли зачехленными два зарегистрированных ружья. Где здесь логика?.. И ладно бы, если речь шла о психически нездоровом человеке, алкоголике, стоящем на учете у нарколога, или субъекте, давно имеющем плохую репутацию у правоохранительных органов. Официально ружья таким в руки никто и ни при каких обстоятельствах не даст. Только если без спроса возьмут, исподтишка...

Наверное, чтобы понять этот феномен, нужно быть знатоком психологии. Есть мнение: испокон веков деревенский житель считал себя в ближайшем лесу хозяином. Хочешь вырубить елочку на Новый год? Напоить семью березовым соком? Никакого разрешения ни у кого раньше не спрашивали. Прошло время, изменились правила, а привычки остались. И с охотой точно так же. Однако нет–нет мысль в голове проскочит: а ну как поймают? Как подстраховаться? Замести следы? Незарегистрированные ружья обычно предпочитают хранить в лесу. Чтобы о них никто не знал. Иначе придет участковый домой, увидит, что «ствол» не на месте, да заподозрит чего... Или соседи, не дай бог, заметят, что тунеядец Витька с ружьем наперевес шагает в сторону охотничьих угодий. Зачем лишний раз светиться?

Специалисты в области охраны природы обратили внимание на еще один нюанс. Типичная ситуация: браконьер убегает от инспектора. Выбросил незарегистрированное ружье в ближайшую канаву и скрылся в чащобе. Отпечатков пальцев, предположим, не осталось. Да и по номеру его не пробьешь — в базе–то не числится. А значит, шансов поймать вроде бы как становится меньше.

Вроде бы! Еще с детства по «Денискиным рассказам» все мы знаем: тайное всегда становится явным. Найдут. По следам на снегу. По дорожке крови убитого животного. Вычислят при помощи беспилотников, которые планируют взять на вооружение. Так что лучше не ждать, пока раздастся выстрел. Не можешь ружье зарегистрировать? Сдай в милицию. В прошлом году, уточнили в МВД, наши граждане добровольно расстались с 1.619 единицами оружия. От греха подальше.

Дмитрий Умпирович, «Советская Белоруссия», № 35 (24172) от 22 февраля 2013