/ / Общественно-политические и в области права
12.09.2012

«Создание Следственного комитета стало прогрессивным шагом в построении правового государства» — Валерий Вакульчик

Вакульчик В.Создание Следственного комитета Республики Беларусь, указ об образовании которого глава государства подписал 12 сентября 2011 года, положило начало коренной реформе белорусской правоохранительной системы. На протяжении года деятельность следователей находилась под пристальным вниманием общественности. Комитет был призван стать воплощением справедливости, а его сотрудники - образцом служения закону и профессионализма. Не разошлись ли слова с делом? Каким был первый год работы для следователей? Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал председатель Следственного комитета Валерий Вакульчик.

- Валерий Павлович, позади - год напряженного труда. Можете ли вы сказать, что становление новой правоохранительной структуры завершено?

- Беспристрастно глядя на Следственный комитет, могу сказать, что становление самостоятельного единого органа предварительного расследования состоялось. Следственный комитет выполняет все возложенные на него функции, он занял свое место в системе правоохранительных органов и совместно с ними выполняет задачи по обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Надеюсь, что результаты труда комитета позволяют сделать вывод о том, что доверие, которое было нам оказано главой государства, и ожидания граждан в целом оправдываются.

Важно, что удалось избежать просчетов и существенных ошибок, которые зачастую допускаются в начале нового дела. Следственный комитет с первых дней работы в целом обеспечил своевременное и качественное расследование уголовных дел. В течение года следователи приняли и возбудили 97 тыс. уголовных дел, по 34 тыс. завершили расследование.

- Какие проблемы выявились в процессе формирования и работы Следственного комитета?

- Пока не удалось преломить тенденцию к увеличению удельного веса уголовных дел, оконченных в срок свыше двух месяцев, который достиг 13,3%. Это на 2,5% больше, чем за январь-август 2011 года.

С одной стороны, данный показатель свидетельствует о более принципиальной позиции руководителей следственных подразделений, предъявляющих объективные требования к полноте сбора доказательств по уголовному делу и проверке всех версий преступления. С другой стороны, в ряде случаев превышение сроков, предусмотренных УПК, обусловлены волокитой и ненадлежащим планированием проведения процессуальных действий.

По итогам прошедшей в июле коллегии Следственного комитета были приняты конкретные решения, направленные на сокращение сроков предварительного следствия по уголовным делам.

- Главная задача Следственного комитета, которая декларировалась в процессе его создания, - повышение качества предварительного расследования, в том числе и за счет исключения влияния на ход дознания ведомственных интересов, исключения привлечения к ответственности невиновных или, наоборот, освобождения от наказания преступников? Удается ли Следственному комитету претворять в жизнь такие фундаментальные принципы юридического права, как законность, справедливость и неотвратимость наказания?

- В Следственном комитете выстроена система мер, направленных на сокращение случаев незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности и других негативных явлений в следственной практике.

За время деятельности Следственного комитета суды вынесли шесть оправдательных приговоров, прекратили уголовные дела в отношении четырех граждан, расследования по которым производились нашими следователями. К сожалению, есть и такие удручающие факты. Все оправдательные приговоры по делам были вынесены обоснованно, из-за недоработок следствия.

Однако отмечу, что, во-первых, вынесение судами оправдательных приговоров - это вполне нормальная практика. Например, в европейских государствах и странах СНГ процент оправдательных приговоров значительно выше, чем у нас. С другой стороны, они свидетельствуют о совершенстве правоохранительной и судебной систем, о состязательности в уголовном процессе, когда обвинитель предъявляет свои аргументы виновности подозреваемого, основываясь на данных расследования, а адвокат его защищает. Если защита смогла привести суду весомые доказательства невиновности гражданина и суд согласился с ее доводами, значит, в стране существует объективная судебная система, обеспечивающая защиту интересов человека.

Вместе с тем я считаю направление в суд «сырых» материалов недоработкой сотрудников Следственного комитета. Что позволило следствию допустить ошибку? Действия следователя или системные упущения? По всем оправдательным приговорам проводятся служебные расследования, выясняются причины некачественного следствия. По итогам проверки принимаются меры, направленные на то, чтобы таких проблем больше не возникало. А это уже новый уровень нашей работы. Если сначала мы ставили цель обеспечить становление Следственного комитета, то сейчас выходим на этап аналитики. Смотрим, какие имеются проблемы, резервы для улучшения качества следствия, повышения его оперативности и объективности, производительности труда.

В частности, мы уделяем большое внимание развитию ускоренного производства по уголовным делам. Количество таких дел, переданных в суд, увеличилось в три раза по сравнению с прошлым годом.

Надеюсь, что на новый уровень выходит и работа по своевременному выявлению причин и условий совершения преступлений, принятию эффективных мер по их устранению. Ранее этим делом занимались в основном прокурорские работники, а следователи зачастую относились к нему формально. На коллегии Следственного комитета мы проанализировали пробелы в этом направлении, определили общие подходы. На мой взгляд, нужно вовлечь следователей в систему контроля за исполнением госорганами или организациями представлений. Как происходило ранее? Следователь передавал дело прокурору для направления в суд и перед этим направлял представление должностным лицам и организациям о выявлении и устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений. При таком порядке следователь оставался в стороне, был лишен инструментов контроля за исполнением документов. Сейчас мы поставили требование: уже на стадии расследования направлять представления. Законом отводится до двух месяцев на расследование, за исключением ускоренного производства. Получается, что госорганы обладают месяцем для того, чтобы принять необходимые меры и сообщить о них в Следственный комитет.

Сотрудники комитета изучают составы и виды преступлений, территориальность их совершения, делают выводы о возможных причинах и условиях их совершения. Перед Следственным комитетом до конца текущего года стоит задача углубить анализ предпосылок к совершению правонарушений, найти новые подходы к их устранению. Думаю, с этой задачей мы справимся. Это позволит следователям более широко посмотреть на ситуацию, решать вопросы, исходя из интересов общества. Ведь задача всей правоохранительной системы не только в раскрытии преступления, но и в его предупреждении.

- Что побудило вас инициировать создание в Беларуси института соглашения со следствием? Как он скажется на работе следователей?

- Эта идея возникла при поиске возможностей совершенствования работы правоохранительной системы, и в частности повышения эффективности работы следствия. Есть разные пути, один из них - институт соглашения со следствием. Мы внимательно изучили опыт стран, в которых он широко используется, - России, США, Украины, Грузии. В белорусском законодательстве необходимо определить четкие и понятные правила сотрудничества со следствием, прописать гарантии смягчения наказания обвиняемым, которые помогают следствию. Если человек пошел на сотрудничество, он должен быть уверен в том, что ему будет назначено наказание не более 1/2, 2/3 от максимально возможного. Оговорюсь, что в настоящее время в белорусском законодательстве есть понятие "чистосердечное признание смягчает наказание", однако оно трактуется по-разному, оставляя широкий маневр для обвинения и суда.

Институт соглашения со следствием, с одной стороны, учитывает интересы граждан, в первую очередь подозреваемых и обвиняемых, а с другой - позволяет оптимизировать работу следователя, снизить нагрузку на прокуроров и судей.

Признание особенно актуально при расследовании преступлений, совершенных группой лиц. Такая форма сотрудничества со следствием значительно облегчит раскрытие злодеяний, позволит предотвратить новые преступления, которые могут совершить остающиеся на свободе преступники.

- Предложение о создании института соглашения со следствием вызвало бурное обсуждение в Интернете, некоторые аналитики из маргинальной среды назвали его «сделкой», которая позволяет избежать наказания за преступление…

- Я знаком с мнением оппонентов, читал эти материалы. Поясню: возможность освобождения от уголовной ответственности закреплена и в действующем законодательстве. Ведь соблюдение принципа неотвратимости наказания не всегда означает лишение свободы - есть альтернативные формы, возможно, в некоторых случаях более эффективные с точки зрения воспитания.

Убежден, что институт соглашения со следствием также положительно повлияет на работу по предупреждению преступности. Важно, чтобы человек осознал, что он был не прав, раскаялся и впредь не преступал закон. Кроме того, он должен понимать, что справедливо понес наказание.

Пока мы не можем говорить о создании этого института как о свершившемся факте. Идет обсуждение с правоохранительными ведомствами. Я же уверен, что рано или поздно он будет создан.

- Нашла ли поддержку эта идея у руководителей правоохранительных ведомств?

- Эта идея не нова. Министр внутренних дел Игорь Шуневич выступил с этой инициативой более пяти лет назад, еще будучи начальником следствия Минской области, подготовил обоснование. Необходимость такого шага понимают и другие руководители.

- Валерий Павлович, были ли случаи, когда на следователей пытались оказать давление?

- Возможности оказания такого давления ограничены. Теперь в плане подчиненности следователь - лицо независимое. В этом отношении мы можем говорить, что цель достигнута.

- Как вы оцениваете качество подготовки материалов ДФР КГК и МВД, которые эти ведомства направляют в Следственный комитет для возбуждения уголовных дел?

- Критерии, предъявляемые к качеству материалов, направляемых органами дознания в комитет, достаточно высоки. Это обоснованные требования, поскольку материал проверки закладывает основу доказательной базы уголовного дела. Полнота материала проверки позволяет принять правильное процессуальное решение о возбуждении уголовного дела либо отказе. При этом комитетом принимаются кардинальные меры по недопущению фактов формального, по надуманным основаниям возвращения органам дознания материалов для проведения дополнительных проверок.

Качество подготовки документов органами дознания Министерства внутренних дел, Департаментом финансовых расследований Комитета государственного контроля постоянно растет и, уверен, будет повышаться. Радует, что необходимость более скрупулезного подхода понимают их руководители. Следственный комитет, МВД и КГК совместно анализируют эту работу, обмениваются информацией о недостатках, которые выявлены на стадии дознания, документирования преступлений.

Действительно, иногда мы вынуждены отказывать органам дознания в возбуждении уголовных дел, но это не носит массового характера. Чаще всего по материалам, которые представляются ОБЭП, ДФР, реже - по вопросам борьбы с наркотиками. К слову, именно по этим составам преступлений суды вынесли больше всего оправдательных приговоров. Но сейчас с каждым днем ситуация улучшается.

- Насколько плодотворно взаимодействие с Генпрокуратурой, НЦБ Интерпола, МВД? Приведите, пожалуйста, примеры уголовных дел, в расследовании которых вам помогли.

- Уровень взаимодействия меня устраивает, идет деловой разговор, мы встречаем понимание со стороны Генпрокуратуры, МВД и КГК, на высоком уровне осуществляется взаимодействие с уголовным розыском. Самые серьезные преступления выявляются по линии ДФР и ОБЭП.

В качестве примера взаимодействия можно привести уголовное дело в отношении Лорана Аринича, бывшего генерального директора ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев», который скрывался от органов уголовного преследования. Как известно, Аринича задержали в Польше благодаря эффективной и слаженной работе белорусских и польских правоохранительных служб, а также НЦБ Интерпола. Следственный комитет и Генеральная прокуратура готовят документы для экстрадиции Аринича в Беларусь.

Благодаря слаженным действиям МВД и Следственного комитета удалось раскрыть заказное убийство бизнесмена Лаптева. Преступление было совершено летом текущего года в многоэтажке Минска. На месте преступления злоумышленники не оставили никаких улик. Следствие установило, что бизнесмен был убит по заказу мужчины, который хотел завладеть его имуществом. Подозреваемый занимался бизнесом, задолжал крупную сумму денег. Он отыскал исполнителей в криминальной среде. Орудие убийства - биту и монтировку - они выбросили в водоем вместе со своей одеждой. Заказчик и исполнители задержаны, им предъявлены обвинения. Мы рассчитываем завершить расследование дела в текущем году и передать его в суд.

- Как далеко продвинулось следствие по делам бывшего заместителя министра внутренних дел Евгения Полудня, председателя наблюдательного совета ОАО «Технобанк» Владислава Коцаренко, бывшего мэра Полоцка Владимира Точило?

- Евгению Полудню предъявлено окончательное обвинение. В настоящее время он знакомится с материалами дела, после чего дело будет передано прокурору для направления в суд. Он обвиняется по ч.3 ст.424 («Злоупотребление властью или служебными полномочиями») и по ч.3 ст.426 («Превышение власти или служебных полномочий лицом, занимающим ответственное положение») УК РБ. Евгений Полудень подозревается в получении от должностных лиц органов внутренних дел материальных ценностей и денежных средств, злоупотреблении своими служебными полномочиями, повлекшими причинение ущерба госсобственности в крупном размере.

Владислав Коцаренко подозревается в создании и руководстве организованной преступной группы, так называемой группы финансистов. Он обвиняется по четырем статьям: в хищении путем злоупотребления служебным положением, незаконной предпринимательской деятельности, уклонении от уплаты налогов и мошенничестве. В качестве обвиняемых по этим делам проходит восемь человек. Сумма ущерба, которую они причинили своими действиями бюджету Беларуси, оценивается в Br20 млрд., не исключено, что она увеличится. Коцаренко помогал руководителям частных компаний уклоняться от уплаты налогов и сборов, предоставляя им подложные документы и реквизиты подконтрольных ему лжепредпринимательских структур - резидентов Российской Федерации, стран Балтии, Великобритании. Также Коцаренко обвиняется как руководитель группы, занимающейся незаконным обменом валюты. Доказательствами его вины являются: бухгалтерские документы, данные налоговых проверок, показания грузоперевозчиков и должностных лиц, заключения криминалистических экспертиз, материалы исполнения международных поручений, в том числе по линии Интерпола, с которым мы тесно взаимодействуем при расследовании этого дела. Существуют также данные, свидетельствующие о передаче для Коцаренко около $1 млн. Вины своей подозреваемый не признает. Следствие планирует провести еще ряд экспертиз. Полагаю, что расследование этого уголовного дела будет завершено к концу года.

Что касается бывшего мэра Полоцка, следствие по уголовному делу Владимира Точило завершено, материалы дела 18 июня направлены в Генеральную прокуратуру для передачи в суд. Собраны доказательства, подтверждающие факт организации бывшими руководителями Полоцкого горисполкома Точило В.С. и Полоцкого райисполкома Палидовцом В.В., а также их заместителями Куксовым С.Г. и Ермаковичем О.И. в 2009 году незаконного выделения для себя и своих близких земельных участков в Полоцке в зоне охраняемого ландшафта, на территории, прилегающей к Спасо-Ефросиньевскому женскому монастырю, для индивидуального строительства. Обвинения предъявлены четверым лицам по ч.2 ст.344 «Умышленное уничтожение либо повреждение историко-культурных ценностей или материальных объектов, которым может быть присвоен статус историко-культурных ценностей» и ч.3 ст.424 «Злоупотребление властью или служебными полномочиями». В ходе следствия ущерб от незаконной деятельности перечисленных должностных лиц возмещен в полном объеме.

- Еще одно резонансное дело - убийство 7 августа в Минске бывшего депутата парламента Грузии Шаликиани. Направил ли Следственный комитет запрос грузинским правоохранительным органам об оказании содействия в раскрытии этого преступления?

- По данному уголовному делу направлен запрос в МВД России. С просьбой об оказании правовой помощи мы намерены обратиться и к грузинским коллегам. Для скорейшего раскрытия этого преступления необходимо, чтобы сотрудники следственной группы выехали в Грузию уточнить некоторые детали.

- Следственный комитет предложил Министерству образования внести изменения в порядок и условия подбора кадров в учреждения образования. Предлагается ввести для педагогов тестирование, которое позволило бы выявлять людей с отклонениями в психике, в частности педофилов. Какова вероятность того, что эти предложения будут приняты?

- Действительно, в ходе расследования уголовного дела в отношении лица, которому предъявлено обвинение в совершении преступлений сексуального характера в отношении более 10 несовершеннолетних, были отмечены существенные недоработки в системе подбора кадров в учреждения образования. В Министерство образования было направлено представление об устранении причин и условий, способствующих совершению данного преступления. Прежде чем подготовить заключение, мы изучили опыт других государств, в частности Казахстана, на основании чего и подготовили предложения о прохождении психологического тестирования педагогами перед приемом на работу, что позволило бы определить их соответствие предъявляемым требованиям.

Надеемся, что наши предложения будут учтены. По изучению этого вопроса в министерстве создана рабочая группа, которая проинформируют комитет о результатах своей работы.

- Валерий Павлович, а какие требования предъявляются к сотрудникам Следственного комитета? Проводится ли тестирование следователей? Приходилось ли краснеть за своих подчиненных, которые своими поступками дискредитировали профессию сыщика?

- Единичные факты были, мы не скрываем их от общественности, направляем информацию в СМИ. На этапе создания Следственный комитет был укомплектован следователями, которые служили в различных ведомствах. В преобладающем большинстве это порядочные люди, настоящие профессионалы. К сожалению, среди них оказалось и те, кому в Следственном комитете не место. Например, один сотрудник, пришедший из другого правоохранительного ведомства, участвовал в вымогательстве крупной суммы у российского бизнесмена.

Каждый случай совершения правонарушения сотрудниками комитета, их неэтического поведения, нарушения трудовой дисциплины получает должную оценку с точки зрения уголовного, административного и трудового законодательства.

Сейчас работа по подбору и подготовке кадров вышла на новый уровень, разработана концепция идеологической работы.

Кандидаты на вакансии следователей в обязательном порядке проходят психологическое тестирование, проверяются на полиграфе. Эти «фильтры» позволяют отсеять случайных людей, которые стремятся попасть в комитет не по велению сердца, а просто трудоустроиться.

Кроме того, налажена система подготовки молодых специалистов - обучение ведется на следственно-экспертном факультете Академии МВД, в БГУ, Гомельском университете, Академии управления при Президенте. Сотрудники Следственного комитета сотрудничают с преподавательским составом, участвуют в доработке программ обучения.

На мой взгляд, очень эффективны стажировки в Следственном комитете курсантов и студентов. Молодой человек может заблуждаться в правильности своего выбора. Практика же в стенах комитета позволяет определить, готов ли он посвятить свою жизнь профессии следователя. После стажировки далеко не все решают связать свою судьбу с комитетом. Хорошо, что выпускники Академии МВД и гражданских вузов имеют возможность служить или работать в других правоохранительных органах, организациях и фирмах. Если они идут в комитет - то не по распределению, а движимые искренним желанием.

Главное требование к сотрудникам Следственного комитета - у них должно быть обостренное чувство справедливости. В настоящее время в комитете работают около 5 тыс. сотрудников. Вскоре заканчивается действие их годичных контрактов, что позволяет нам проанализировать личностные и профессиональные качества каждого сотрудника. Возможно, останутся служить не все.

На развитие профессионализма сотрудников комитета направлены и системы повышения квалификации, подготовки руководящих кадров, формирование резерва руководящих работников.

Поэтому кадровая ситуация опасений не вызывает.

- Как складывается сотрудничество Следственного комитета с правоохранительными органами других стран, в частности с российскими коллегами?

- География международного сотрудничества Следственного комитета уже достаточно широка. За правовой помощью в комитет обратились 16 стран, нами направлены соответствующие просьбы 40 государствам, в том числе в Украину, европейские страны и страны Балтии. Перспективы расширения сотрудничества обсуждались и на встрече с руководителями криминальной полиции Германии. Кстати, немцы внимательно отслеживают деятельность нашего комитета, заявляя о своем удивлении тем, что в столь короткие сроки удалось его создать и он успешно работает.

Наиболее тесно комитет взаимодействует со Следственным комитетом и МВД Российской Федерации, которым направлено более 60% всех поручений об оказании помощи по уголовным делам. На встрече в Москве 1 сентября с председателем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным, куда он меня пригласил для участия в церемонии открытия кадетского училища им. А.Невского, мы обменялись опытом, своим видением перспектив развития сотрудничества. Опыт российских коллег нам очень интересен, а тесные экономические, социальные и культурные связи между нашими государствами и народами подталкивают к расширению сотрудничества. В настоящее время подготовлен проект Соглашения о сотрудничестве между следственными комитетами Беларуси и России, подписание которого планируется в октябре.

- Валерий Павлович, спасибо за откровенные ответы. Год со дня образования Следственного комитета, конечно, еще не круглая дата, но, учитывая сжатые сроки, за которые пришлось решить массу организационных и других вопросов, ее можно приравнять к юбилею. Коллектив Белорусского телеграфного агентства поздравляет вас и всех сотрудников комитета с этой знаменательной датой.

- Спасибо. Оглядываясь назад, я убежден, что создание Следственного комитета - это очень прогрессивный шаг в построении правового государства, в защите интересов людей. Мы приложим все усилия, чтобы оправдать оказанное нам доверие.

Александр Сам, БЕЛТА
(фото - БЕЛТА)