/ / Общественно-политические и в области права
01.12.2011

Верховный Суд Республики Беларусь приговорил Д. Коновалова и В. Ковалева к смертной казни

Фигуранты дела о терактах в Минске и Витебске – Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев – 30 ноября были признаны виновными по большинству эпизодов и приговорены к смертной казни (расстрелу), сообщает корреспондент БЕЛТА.

«Приговор Верховного Суда обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит», – сообщил судья Александр Федорцов. Он добавил, что Коновалов и Ковалев могут направить Президенту Беларуси прошение о помиловании.

Исключительная мера наказания назначена в связи с самым кровавым эпизодом – взрывом в минском метро, который квалифицирован для Коновалова по ч. 3 ст. 289 («Терроризм») Уголовного кодекса Республики Беларусь, а для Ковалева – по ч. 6 ст. 16 и ч. 3 ст. 289 («Пособничество в терроризме»).

Суд признал алкогольное опьянение Коновалова и Ковалева 11 апреля отягчающим обстоятельством. Также в приговоре говорится, что Коновалов и Ковалев представляют для общества исключительную опасность.

В бомбе 11 апреля был использован заряд взрывчатки, который весил не менее 12,5 кг. Он был изготовлен на основе аммиачной селитры, а также других веществ. В качестве инициирующего взрывного вещества в бомбе было около 30 г триацетона трипероксида. В устройстве был электродетонатор и система предохранения.

Взрыв в метро унес жизни 15 человек. Многие другие пассажиры получили ранения различной степени тяжести. Общий ущерб оценен более чем в Br2 млрд.

Суд квалифицировал действия Коновалова и Ковалева с бомбой и взрывчаткой в 2011 году по ст. 295 УК. В то же время исключен пункт о том, что Ковалев приобретал взрывчатку у Коновалова.

Также приговором Верховного Суда Ковалев признан виновным в покупке в 2005 году тротила (двух шашек по 75 г и половину от шашки весом 400 г), который он позднее передал Коновалову. Квалификация эпизода – ч. 2 ст. 295 «Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» УК.

Суд, помимо прочего, постановил взыскать с Ковалева и Коновалова немалые суммы в пользу потерпевших, медучреждений, метрополитена, а также в счет судебных издержек. Деньги, изъятые у них в ходе следствия, как гласит приговор, подлежат изъятию.

Признана вина фигурантов дела и по ряду других эпизодов. В частности, Коновалов и Ковалев подорвали в начале 2000-х годов взрывпакеты в двух подъездах в Витебске, а также на фасаде детской библиотеки. Но суд исключил формулировку «с особой дерзостью», так как сейчас такого признака законом не предусмотрено. Указание на то, что обвиняемые были в состоянии опьянения, тоже исключено, так как достоверных доказательств нет. Суд квалифицировал эпизоды по ч. 2 ст. 339 «Злостное хулиганство» УК.

Коновалов в 2003 году установил недалеко от своего дома растяжку со взрывпакетом. На нее наступил подросток, который был кратковременно оглушен. Это квалифицировано по ч. 2 ст. 339 УК. Основной фигурант виновен и в поджоге киоска «Белсоюзпечать» в своем районе в начале 2000-х годов – ч. 2 ст. 339. Причем по этому эпизоду ранее были осуждены два человека: Даниленко и Казаков. Тот приговор был отменен, так как согласно данным пожарно-технической экспертизы поджог не мог быть совершен способом, описанным этими людьми. О том, что поджог совершил Коновалов, следствию сообщил Ковалев.

Виновен Коновалов и в поджоге в 2005 году микроавтобуса. Суд не согласился с формулировкой обвинения, что Коновалов применял тогда «предмет, используемый в качестве оружия». Исключена и фраза «с угрозой применения насилия». Эпизод квалифицирован по ч. 2 ст. 339. Это преступление и поджог киоска совершены вблизи жилых домов, поэтому по этим пунктам есть квалификация и по ч. 2 ст. 218 «Умышленные уничтожение либо повреждение имущества, совершенные общеопасным способом».

В приговоре упоминаются и эпизоды Коновалова с поджигающими растяжками вблизи станции Гришаны осенью 2004 года – ч. 3 ст. 339 «Особо злостное хулиганство». В этом случае суд согласился с формулировкой «предмет, используемый в качестве оружия», так как устройство изготовлялось для причинения телесных повреждений.

Вместе с тем из обвинения по ранним эпизодам исключены пункты по незаконному изготовлению взрывных устройств и их использованию при совершении хулиганских действий. Кроме того, Коновалов оправдан по эпизоду, связанному с попыткой поджечь другой киоск: «Подлежит оправданию за недоказанностью».

Дмитрий Коновалов был признан виновным и в том, что 14 сентября 2005 года недалеко от остановки общественного транспорта в центре Витебска установил изготовленное им взрывное устройство, от подрыва которого пострадали два человека. Квалификация по этому эпизоду – ч. 1 ст. 289 «Терроризм» УК РБ в редакции 1999 года.

Кроме того, суд признал Дмитрия Коновалова виновным в совершении взрыва в центре Витебска возле летнего кафе 22 сентября 2005 года. В результате этого теракта был ранен 51 человек. Ущерб составил около Br6,514 млн. Квалификация – ч. 2 ст. 289 УК РБ в редакции 1999 года.

В обоих случаях в качестве корпусов для взрывных устройств были использованы жестяные банки из-под напитков, которые одновременно выполняли и маскировочную функцию. Согласно экспертизе России, эти и другие факты говорят о том, что в сентябре были взорваны аналогичные устройства.

Кроме того, шурупы с места взрыва 22 сентября, использованные в качестве поражающих элементов, имеют общую родовую принадлежность с шурупами, изъятыми из подвала Коновалова. Куски припоя, найденные на месте происшествия и изъятые из ран пострадавших, идентичны припою, найденному у Коновалова в ходе следствия.

Коновалов виновен и в теракте, произошедшем в ночь с 3 на 4 июля 2008 года в центре Минска. От взрыва одного из устройств пострадали десятки человек, а другое не сработало и было обезврежено саперами. Ущерб от преступления составил свыше Br5,567 млн. Эпизод квалифицирован по ст. 289 «Терроризм».

В приговоре упоминается, что на элементах неразорвавшейся бомбы найдены несколько отпечатков пальцев Коновалова и клетки его эпителия. В устройствах 2008 года были применены аналогичные электрические схемы, элементы питания, использована изолента из одной и той же катушки и т.д. Корпусами служили тетрапаки из-под сока.

Признана и вина Коновалова в незаконных действиях со взрывчаткой. Он в том числе десятки раз синтезировал перекись ацетона общим объемом примерно 1 кг, а также изготовлял взрывчатку на основе селитры. Используя эти вещества, Дмитрий собирал взрывные устройства, в том числе фугасного действия. Некоторое количество взрывчатки было изъято в подвале Коновалова в ходе следствия.

Коновалов неоднократно проводил испытательные взрывы на окраине Витебска с 2004 года. Он вел фото- и видеосъемку испытаний. Эти файлы были обнаружены на изъятых в ходе следствия флеш-накопителях. Также у Коновалова в подвале был найден фрагмент трубы, которая имеет общую принадлежность с трубой, использованной при испытаниях и изъятой на «полигоне». Более того, на месте испытаний сохранились воронки, а деревья имеют характерные повреждения от взрывов. У Дмитрия нашли и тетрадь с рецептами взрывчатки. В этой части вина Коновалова квалифицирована по ст. 295.

Кроме того, Владислав Ковалев признан виновным в том, что не сообщил в правоохранительные органы, что взрывы 2005 и 2008 годов совершил Коновалов. Как сказано в приговоре, в 2008 году Ковалев мог сообщить о готовящемся преступлении заранее. Эти пункты квалифицированы по ст. 406 «Недонесение о преступлении».

Оглашение приговора длилось более четырех часов с одним часовым перерывом. По просьбе одного из потерпевших приговор был зачитан в полном объеме. Его текст составил свыше 100 страниц.

Государственный обвинитель Алексей Стук, комментируя решение суда, отметил: «Следственная группа провела огромную работу, и сегодня оценку ей дал суд, который всесторонне и полно исследовал все представленные доказательства, материалы дела и вынес свое решение».

В приговоре суд не полностью согласился с позицией обвинения, но изменения были незначительными. Это касалось некоторых пунктов по ранним эпизодам и незаконным действиям со взрывчатыми веществами. «Но и обвинение, и суд едины в позиции, что лица, совершившие эти ужасающие преступления (теракты 2005, 2008 и 2011 годов), конечно, каждый со своей долей участия, в силу тяжести этих общественно опасных преступлений признаны исключительно опасными для общества. И этим обусловлена мера наказания, которую определил суд», – сказал Алексей Стук.

По сообщению БЕЛТА