/ / Новости PRAVO.BY
12.03.2015

Максимально короткие сроки установления государственного контроля – единственный эффективный способ противодействия распространению новых наркотиков – Александр Неверо (Госкомитет судебных экспертиз)

Недавно в очередной раз был переработан Республиканский перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих государственному контролю – список пополнили 9 новых веществ. Соответствующее постановление Министерства здравоохранения вступило в силу 1 марта. Обновление перечня предусмотрено в рамках реализации Декрета Президента Республики Беларусь от 28 декабря 2014 г. № 6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Александр Неверо, начальник отдела исследования наркотиков центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз, рассказал об изменениях и дополнениях в Республиканский перечень и том, как введение понятия «базовая структура» помогает специалистам устанавливать государственный контроль над оборотом наркотиков.

Он напомнил, что с нынешнего года все изменения и дополнения, которые вносятся в Республиканский перечень, кроме МВД дополнительно согласовывает Госкомитет судебных экспертиз, и он же является непосредственным инициатором новой редакции списков наркотиков, подлежащих контролю в Беларуси.

Основные изменения перечня коснулись его структуры: наркотические средства и психотропные вещества были разделены на 33 группы в соответствии с их базовыми структурами. Александр Неверо разъяснил, что это значит и для чего сделано.

Понятие «базовая структура» введено для эффективной работы аналогового законодательства. Оно служит для обозначения классов веществ, которые находятся в поле пристального внимания специалистов Госкомитета судебных экспертиз, постоянно отслеживаются, а также чтобы новые химические вещества с базовыми структурами, выявленные в незаконном обороте, можно было в ускоренном порядке относить к аналогам. Можно сказать, что базовая структура – это один из основных критериев для отнесения новых химических веществ к числу уже зарегистрированных аналогов наркотиков.

Сами по себе базовые структуры – это не наркотики как таковые. «Есть тысячи веществ, которые еще даже не синтезированы, но могут обладать психоактивными свойствами. Введение понятия «базовая структура» является превентивной и профилактической мерой, которая позволяет нам работать на упреждение», – сказал Александр Неверо. – «Некое вещество еще не появилось на территории Беларуси, а мы уже можем внести его в список подконтрольных. Введением этого понятия мы обозначили для всех, в том числе химиков и наркодилеров, круг веществ, которые находятся в поле зрения правоохранительных служб».

При этом принятый в Беларуси подход не мешает исследованиям в интересах медицины: некоторые базовые структуры теоретически могут быть составной частью лекарственных препаратов. Запретить все вещества, которые уже синтезированы или будут синтезированы с этими базовыми структурами, нецелесообразно и неправильно, пришли к выводу в Государственном комитете судебных экспертиз. Ведь могут быть созданы и такие вещества, которые окажутся очень полезными для общества.

В этом отличие белорусского антинаркотического законодательства от законов других стран. Например, в Российской Федерации тоже в некотором роде реализован критерий базовых структур, но там вещество, которое является базовой структурой, признано наркотиком. С формальной точки зрения все вещества, являющиеся производными от этой базовой структуры, уже запрещены. «Мы же исключаем вероятность случайного попадания в круг подконтрольных веществ таких соединений, которые заведомо не обладают никакими психоактивными свойствами», – прокомментировал избирательность отечественного подхода начальник отдела исследования наркотиков.

Опыт Беларуси в сфере антинаркотического законодательства вообще уникален, прямых аналогов ему в мировой законодательной практике нет. Отраженные в Декрете доработки механизма установления государственного контроля над наркотиками, предложенные Госкомитетом судебных экспертиз, были основаны на глубоком анализе самых передовых антинаркотических законодательств мира: России, Англии, США, Канады, Японии. При этом в России проходит 3-6 месяцев, прежде чем новый для страны наркотик попадает под запрет, в законодательствах стран Евросоюза подход к проблеме оборота наркотиков вообще иной, поэтому на включение вещества в список запрещенных требуется 2-3 года.

В нашей стране, подчеркивает Александр Неверо, наркотическое вещество-аналог попадает под государственный контроль в течение суток. В тех редких случаях, когда выявлен абсолютно новый класс химических веществ, еще не зафиксированных в Республиканском перечне, новым Декретом предусмотрена возможность согласовать с заинтересованными ведомствами и внести его в перечень за одну рабочую неделю (еще в прошлом году для этого требовалось не менее 3-х недель, а два-три года назад – до 3-х месяцев). К слову, по прогнозам специалистов, новые, не относящиеся к уже учтенным аналогам вещества могут составить не более 5% изымаемых из нелегального оборота на территории Беларуси.

«На мой взгляд, вряд ли можно сегодня придумать более эффективную систему установления государственного контроля, чем в Беларуси», – убежден начальник отдела исследования наркотиков. – «И единственный эффективный способ противодействия появлению в обороте новых наркотиков и психотропов – максимально короткие сроки установления государственного контроля».

Он уточнил, что основных процедур установления государственного контроля над химическими веществами две: включение вещества в Республиканский перечень напрямую и признание его аналогом уже учтенного наркотика на основании экспертного заключения химиков (такого рода информацию публикует МВД на своем официальном сайте). В дальнейшем причисленные к аналогам вещества также будут занесены в Республиканский перечень. «Отнесение к аналогам на сегодня – это промежуточная стадия для ускоренного установления государственного контроля над оборотом наркотиков», – пояснил Александр Неверо.

Александр Неверо привел аналогию, чтобы проиллюстрировать очевидную для специалистов, но малопонятную для обывателей разницу между способами создания новых дизайнерских наркотиков: химическим синтезом и формальным замещением.

Допустим, за основу взят автомобиль на четырех колесах. Если снять с него колеса, получим некую базовую структуру. Если на автомобиль поставить летние шины – получится один наркотик, поменять их на зимние – другой. И два этих наркотика будут аналогами по базовой структуре. А если отправной точкой служит не базовая структура (автомобиль без колес), а целая машина, то есть сам наркотик? Добавляя к автомобилю новые элементы: антенну, люк в потолке, дополнительные зеркала – получаем модификации этого наркотика.

Кстати, новый для законодательства критерий «базовая структура» на практике апробировался в Госкомитете судебных экспертиз в течение двух лет: «За последние два года в Беларуси произошел серьезный перелом – на рынке нет легальных наркотиков. И если раньше не было возможности использовать понятие «базовая структура» для признания аналогов, вещества вносили в Республиканский перечень только напрямую, то теперь мы получили больше возможностей работать на упреждение».

Упомянутый перелом произошел после вступления в силу в конце января прошлого года постановления Министерства здравоохранения от 10 декабря 2013 г. № 122 – тогда одним постановлением установили контроль сразу над 37 веществами. Большинство наркотиков и психотропов, запрещенных впоследствии, до Беларуси так и не добрались. За прошедший год вступило в силу 6 постановлений Министерства здравоохранения, в соответствии с которыми был установлен государственный контроль над 85 новыми наркотиками. К слову, с момента вступления в силу указанного постановления зафиксировано только четыре факта изъятия на территории республики принципиально новых видов неподконтрольных наркотиков. Важно, что и те 9 новых веществ из списка особо опасных наркотических средств и психотропных веществ, не используемых в медицинских целях, которые внесены в Республиканский перечень постановлением Минздрава от 11 февраля 2015 г. № 19, не изымались на территории страны. Включение их в перечень – результат мониторинга и аналитики, проведенных в Государственном комитете судебных экспертиз.

Александр Неверо особенно подчеркнул, что новые виды дизайнерских наркотиков более токсичны и опасны чем те, которые были в обороте 2-4 года назад и давно запрещены в нашей стране. Еще несколько лет назад в основе новых психоактивных веществ лежали опубликованные в международных патентах разработки, синтезированные в медицинских целях. Но сейчас в этой области исследований образовался вакуум, пояснил Александр Неверо – наркодилеры, не обладая серьезными познаниями в химии, создают структуру нового химического вещества, основываясь на сравнении со структурами других наркотиков, по принципу конструктора: базовая структура из одного вещества, а заместительный элемент – из другого. В результате никто не знает свойств получившегося вещества, никто его не исследовал и не проводил клинических испытаний. В оборот попадают вещества, употребление которых влечет непредсказуемые последствия.

По информации Национального центра правовой информации Республики Беларусь
При использовании материала ссылка на Национальный центр правовой информации Республики Беларусь обязательна!