Главная / Новости / Общественно-политические и в области права
10.02.2016

Деньги надо знать в лицо. Сколько в стране поддельных денег?

Статистика МВД свидетельствует: в минувшем году в стране были осуждены одиннадцать фальшивомонетчиков. Это много или мало? Число может не впечатлять. Но если учесть, что годом раньше заслуженный срок получил лишь один «мастер» специфического ремесла, то всплеск очевиден. При этом профессионалами в погонах он был заранее предсказан. Нужно уточнить, что термин «фальшивомонетчик» не вполне исчерпывает проблему, хотя и укоренился в лексике. Имеются в виду не только изготовители поддельных денег, но также те, кто их хранит и сбывает. Эти преступления относятся к категории тяжких и особо тяжких. За них можно получить до 15 лет лишения свободы. Такой прецедент в прошлом году имел место...

Попросить о встрече Ольгу Загоровскую, старшего уполномоченного по особо важным делам главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД, побудило наблюдение. В течение двух дней пришлось видеть, казалось бы, давно забытую картину — действия валютчиков. Они «работали», озираясь, возле кинотеатра «Октябрь», в тени опоясывающей его лестницы, в толпе студентов, которых здесь всегда много в дневное время. Меры конспирации налицо: место людное, затеряться легко. Было это 22 января, когда белорусский рубль скакнул по отношению к доллару, и на следующий день. А незадолго до того МВД обнародовало свою статистику по фальшивомонетчикам. Хотелось понять, есть ли связь между событиями?

Ольга Антоновна сразу предложила отделить незаконные валютные операции, которые я, вероятно, наблюдал, и противодействие фальшивомонетничеству, которым по долгу службы она занимается. Объяснила, что на теневом рынке валюту покупают без предъявления паспорта, с рук обычно те, кто желает скрыть доходы. У тех, кто ее продает, цель конкретная: заработать на колебаниях курсов. Они вовсе не обязательно продают фальшивки умышленно. Связь, однако, очевидна: риск заполучить поддельные купюры возрастает. Собеседница напомнила о кризисных событиях в декабре 2014 года, когда некоторые граждане, несмотря на предупреждения милиции, покупали валюту с рук. Загоровской и ее коллегам уже тогда было ясно, что среди прочих будут проданы и фальшивые банкноты, которые войдут в оборот в 2015–м и тогда же будут выявлены. Их распространители, с высокой вероятностью, будут задержаны и осуждены. Так и произошло.

Большая часть, более 66 процентов, денежных фальсификатов поступает из России. Загоровская объясняет это открытыми границами и тем, что многие наши сограждане работают в соседней стране и, бывает, зарплату им выплачивают поддельными российскими рублями. Хотя зафиксированы случаи, когда даже в обменных пунктах коммерческих банков получали поддельные купюры и обнаруживали это уже дома. 7,6 процента выявленных фальшивок прибыли из Украины, 5,9 — из Польши, 3,8 — из Литвы, 7,3 — из других стран Европы. Всего же в списке поставщиков фальсификата 32 страны. Чаще всего подделывают американские доллары. Таких фактов выявлено около 498. На втором месте — российские рубли (298 случаев), затем следуют евро (104) и белорусские рубли (38).

Точность статистики не должна удивлять: речь, повторю, идет о тяжких преступлениях. Милиция немедленно выезжает не только при обнаружении кассиром фальшивой купюры, но даже при подозрениях на подделку или сомнениях в подлинности купюры. До 80 процентов подделок выявляется в банках.

Как ни странно, находится немало граждан, наивных или доверчивых, нередко пожилых и плохо видящих, которым кто–то умудряется всучить «сувенирные» деньги. Не разглядев на купюрах надписи («Не является платежным средством» — на белорусских купюрах, «Билет банка приколов» — на российских, souvenir production — на евро...), они 241 раз в течение года пытались рассчитаться ими или предъявить к обмену. Проблема вынудила ГУБЭП обратить на это внимание Нацбанка. Он принял меры. На европейские или российские юрлица, которые печатают «сувениры» в рекламных целях, он повлиять не может, но белорусские обязал исполнять их таким образом, чтобы всем было ясно: это не деньги.

Львиная доля изымаемых фальшивок приходится на иностранные денежные знаки. Доля белорусских незначительна и в худшие годы не превышала 4 — 5 процентов. Наши деньги подделываются достаточно примитивно, с помощью простейшей компьютерной техники, сканера, принтера, на обычной бумаге, с которой краска быстро осыпается или смывается. Такие купюры живут недолго и относительно легко распознаются. Белорусские деньги обычно подделывают, если так можно выразиться, кустари. В прошлом году были задержаны три преступные группы, которые специализировались на подобных подделках. В Борисове этим занимались ранее судимые наркоманы. Загоровская подчеркивает: эти виды преступлений часто следуют рука об руку.

Будем надеяться, что прецедент 2007 года, когда были изъяты 20–тысячные купюры весьма высокого качества на 38 млн рублей, больше не повторится. Сегодня попытки имитировать водяной знак или защитную полоску с помощью фольги встречаются редко и являют собой едва ли не верх криминального мастерства. Отрадно, что доморощенные фальшивомонетчики теряют квалификацию. Но это не служит смягчающим обстоятельством для Уголовного кодекса. Один такой умелец, задержанный еще в 2014 году, в мае 2015–го был осужден к 6 годам в колонии усиленного режима. Успел изготовить четырнадцать 100–тысячных банкнот. Каждая стоила ему почти полгода свободы.

Иностранные деньги подделываются более профессионально: с помощью клише, на качественной бумаге, в серьезных подпольных типографиях, которые периодически выявляются и ликвидируются, например, в России или Италии, где мафия квалификацию не теряет. Места дислокации таких центров (там, где терроризм, оружие, наркотики, проституция...) примерно известны профессионалам, которые регулярно встречаются на международных форумах и обмениваются информацией.

...В Витебске двое школьников, семиклассник и второклассник (!), предъявили для обмена три стодолларовые банкноты, которые оказались поддельными. Прибывшим по вызову тревожной кнопки милиционерам сказали: «Нашли». «Знакомое оправдание, — говорит Загоровская. — Но мы должны установить источник происхождения фальшивки, отследить всю цепочку. Наши методы отчасти напоминают практику уголовного розыска». В итоге был установлен главный фигурант, который ввез на территорию Беларуси около 50 тысяч поддельных долларов. У него было изъято 488 стодолларовых купюр, хранившихся в тайниках. Соответствующая информация была передана в Интерпол и Россию, откуда фальшивки поступили. Приговор преступнику, ранее судимому за наркотики и торговлю людьми, — 11 лет лишения свободы. А максимальный срок, 15 лет в колонии строгого режима, получил за подобные деяния житель Полоцкого района.

В ближайшее время Ольге Загоровской и ее коллегам скучать не придется. В связи с предстоящей деноминацией и появлением новых денег усилия МВД и Нацбанка будут нацелены на профилактику. Это предполагает и распространение плакатов наподобие тех, которые сейчас можно видеть в банках и магазинах: «Знай свои деньги». Сотрудники милиции должны будут, как выразилась моя собеседница, дойти до каждого кассира в магазинах по всей стране. Объяснить особенности новых денег и действия на случай обнаружения подделок. Исключать этого нельзя.

Резюмируя сказанное сотрудником ГУБЭП, можно смело утверждать, что количество денежных фальшивок в обороте никак не угрожает экономической безопасности страны: ситуация под полным контролем. В конце концов, за целый год выявлено лишь 1.763 подделки, причем почти полтысячи из них приходится на одного вышеупомянутого фигуранта. О собственной финансовой безопасности каждый из нас должен позаботиться сам.

Откуда берутся фальшивки в нашей стране?

Два года назад у нас объявились приезжие из России, которые покупали машины. За одну заплатили 18 тысяч фальшивых долларов, за другую — 365 тысяч российских рублей. Причем во втором случае продавец обнаружил это лишь через пару месяцев, когда пришел в банк, чтобы положить деньги на депозит. Расследование длилось более года — преступление было раскрыто. Двое злоумышленников были осуждены к 4 годам лишения свободы, уголовное преследование подельников продолжилось в России, куда было передано дело.

Виктор Пономарев, «Советская Белоруссия» № 25 (24907) от 10 февраля 2016 г.

Rambler's Top100